<< Главная страница

П.Г.Вудхауз. Товарищ Бинго



P.G.Wodehouse. Comrade Bingo (1922)
Перевод А. Балясникова (1999)
В дальнем конце поляны группа миссионеров в цилиндрах готовилась к службе на открытом воздухе, слева распинался атеист, красноречиво, но немного гундосо, поскольку у него была заячья губа; а впереди собрались по-настояшему серьезные мыслители со знаменем, на котором значилось "Провозвестники красной зари", и в момент моего прихода один из провозвестников - бородатый тип в твидовом костюме и надвинутой на брови шляпе - задавал такого жару Праздным Толстосумам, что я поневоле остановился послушать. И тут рядом со мной раздался чей-то голос:
- Мистер Вустер?
Предо мной стоял какой-то толстяк. Сперва я не мог сообразить, кто он такой. Потом вспомнил: это дядя моего друга Бинго, мистер Литтл, у которого я как-то обедал еще в то время, когда Бинго был влюблен в официантку из забегаловки на Пиккадилли. Неудивительно, что я его не сразу узнал. Когда мы в последний раз виделись, это был неряшливо одетый пожилой господин, спустившийся в столовую в шлепанцах и мятом вельветовом пиджаке, тогда как теперь моим глазам предстал в пух и прах разодетый франт. Шелковый цилиндр, сверкающий на солнце, щегольская визитка, бледно-лиловые короткие гетры и клетчатые брюки по последней моде. Элегантный до умопомрачения.
- Добрый день, - сказал я. - Как здоровье?
- Я нахожусь в прекрасном здравии, благодарю вас. А вы?
- В полном порядке. Только что вернулся из Америки.
- А, понимаю! Собирали материал для нового романа?
- Как? - Мне потребовалось время, прежде чем я понял, что он имеет в виду. - Нет-нет, - сказал я. - Просто захотелось ненадолго сменить обстановку. А как поживает Бинго? - поспешил я задать вопрос, чтобы отвлечь его от моего литературного творчества.
- Бинго?
- Ваш племянник.
- Ах, Ричард. Мы редко видимся в последнее время. После моей женитьбы у нас довольно прохладные отношения.
- Мне очень жаль. Значит, с тех пор, как мы в последний раз виделись, вы вступили в брак? Как здоровье миссис Литтл?
- Моя жена также в самом добром здравии. Только... она не миссис Литтл. Недавно нашему всемилостивейшему монарху было угодно отметить меня высочайшим знаком своей милости, пожаловав мне звание пэра. После публикации последнего "Списка" я стал лордом Битлшемом.
- Что вы говорите! В самом деле? Что ж, мои самые горячие поздравления. Прекрасная новость! - сказал я. - Лорд Битлшем... Так выходит, вы - владелец Морского Ветерка?
- Да. Женитьба открыла мне новые горизонты. Жена увлекается скачками, и я теперь держу небольшую конюшню. Как мне объяснили, у Морского Ветерка неплохие шансы на победу в конце этого месяца на ипподроме "Гудвуд", неподалеку от суссекской резиденция герцога Ричмонда.
- Гудвудский кубок! Ну, как же! Я собираюсь поставить последнюю рубашку на вашу лошадь.
- В самом деле? Надеюсь, она оправдает ваше доверие. Сам я далек от этих материй, но, если верить жене, по мнению знатоков моя лошадь - то, что в этих кругах называют "верняк".
Тут я обратил внимание, что публика с интересом оборачивается в нашу сторону, а бородач указывает на нас пальцем.
- Нет, вы только полюбуйтесь на них! Присмотритесь к ним внимательно! - вопил он, перекрывая голос гундосого атеиста и полностью заглушая молитвы миссионеров. - Перед вами типичные представители класса, который веками угнетал трудящихся. Праздные! Не производящие материальных ценностей! Взгляните на того, длинного и тощего, у которого рожа, как у паяца. Проработал ли он за свою жизнь хотя бы один день? Нет! Паразит, бездельник, кровопийца! Готов поспорить, что он до сих пор не заплатил портному за эти шикарные брючки!
Сказать по правде, мне не понравилось, что он перешел на личности, его манера начинала меня раздражать. Старина Битлшем, напротив, слушал его с явным удовольствием и интересом.
- Да, в выразительности им не откажешь, - довольно хмыкнул он. - Очень ядовито.
- А второй, толстяк? - не унимался бородатый. - Вы только посмотрите на него! Знаете, кто это? Лорд Битлшем! Один из самых злостных. Что он делал всю свою жизнь, кроме того, что набивал себе брюхо с утра до вечера? Его Бог - это его утроба, и лишь этому Богу он приносит жертвы четыре раза в день. Если вскрыть ему сейчас брюхо, там найдется достаточно пищи, чтобы прокормить десяток рабочих семей в течение недели.
- А вот это действительно неплохо сказано, - заметил я, но старикан, по-видимому, не разделял моего мнения. Он побагровел и забулькал, словно закипающий чайник.
- Уйдемте отсюда, мистер Вустер, - сказал он. - Я всегда стоял и стою за свободу слова, но положительно не желаю слушать грубую брань.
И мы молча, но с достоинством, удалились, а этот тип продолжал выкрикивать нам вслед все новые оскорбительные замечания. Я чувствовал себя чертовски неуютно.

На следующий день я заглянул в клуб и в курилке встретил Бинго.
- Привет, Бинго, - сказал я и подсел к нему, преисполненный самых теплых чувств: я был искренне рад видеть этого дуралея. - Ну, как ты?
- Перебиваюсь помаленьку.
- Видел вчера твоего дядю.
Широчайшая улыбка поделила лицо Бинго на две неравные части.
- Я знаю, что ты с ним встречался, бездельник. Что ж, садись, старина, попей крови. Ну, что нового, паразит из числа господствующих классов?
- Господи! Но ведь тебя же там не было!
- А вот и был.
- Я тебя не видел.
- Видел - да не узнал, меня скрывала пышная растительность.
- Растительность?
- Борода, мой мальчик. Я за нее недешево заплатил, но она того стоит. С этой бородой я становлюсь совершенно неузнаваемым. Противно, правда, что в бороде застревают хлебные крошки и прочее, но тут уж ничего не поделаешь.
Я удивленно на него уставился.
- Ничего не понимаю!
- Это долгая история. Закажи себе мартини или стаканчик крови с содовой, и я тебе все раскажу. Но прежде скажи мне, только честно: приходилось ли тебе видеть более красивую девушку?
И жестом фокусника, достающего кролика из шляпы, он невесть откуда извлек фотографию и помахал ею у меня перед носом. Я успел разглядеть лишь старательно вытаращенные глаза и улыбку, демонстрирующую больше зубов, чем требуется человеку в повседневной жизни.
- Боже милосердный, - сказал я. - Ты что, опять влюбился?
Я заметил, что мои слова его задели.
- Что значит "опять"?
- По самым скромным подсчетам, с весны ты был влюблен не менее шести раз, а сейчас лишь июль. Сначала официантка, потом Гонория Глоссоп, потом...
- Фу! Я бы даже сказал "фи"! Что значат все эти девицы! Не более чем минутное увлечение. На этот раз речь идет о настоящем чувстве.
- Где ты с ней познакомился?
- На империале автобуса. Ее зовут Шарлотта Корде Роуботем.
- О, Господи!
- Она в этом не виновата, бедняжка! Так ее окрестил отец, он сторонник Революции, а та, настоящая Шарлотта Корде занималась, оказывается, тем, что закалывала тиранов в ванне, за что ее полагается любить и уважать. Берти, ты обязательно должен познакомиться со стариной Роуботемом. Милейший старикан. Мечтает перерезать всех буржуев, разграбить Парк-Лейн и выпустить кишки потомственной аристократии. Вполне справедливое желание, верно? Но вернемся к Шарлотте. Мы оказались вместе на империале автобуса, внезапно пошел дождь. Я предложил ей свой зонт, мы немного поболтали о том, о сем. Я влюбился в нее, узнал, где она живет, а через пару дней купил фальшивую бороду и полетел знакомиться с ее семейством.
- Но при чем тут борода?
- Еще в автобусе она рассказала мне о своем отце, и я понял, что если хочу добиться его расположения, мне нужно вступить в эту чертову "Красную зарю", и если придется произносить обличительные речи в парке, где в любой момент можно встретить кого-нибудь из знакомых, нужна маскировка. Ну, я и купил бороду. Ты не поверишь, старик, но я к ней, можно сказать, привязался. Когда я ее снимаю, чтобы, например, пойти в клуб, то чувствую себя просто голым. И в глазах Роуботема я выиграл благодаря бороде. Он думает, что я большевик и скрываюсь от полиции. Ты, Берти, и вправду должен познакомиться со стариной Роуботемом. Послушай, у тебя есть на сегодня какие-то планы?
- Вроде нет. А что?
- Отлично! Тогда мы все завалимся к тебе на чай. Я обещал отвести всю ораву в народное кафе после митинга, а теперь мне удастся сэкономить; и поверь, дружище, в моем положении сейчас не сэкономишь - не проживешь. Мой дядя сказал тебе, что он женился?
- Да. Говорит, у вас с ним прохладные отношения.
- Прохладные? Да я просто на нуле! С тех пор как дядя женился, он буквально сорит деньгами и тратит их Бог знает на что, а экономит на мне. Думаю, покупка звания пэра обошлась старому дурню в кругленькую сумму. Мне говорили, сейчас даже за баронета надо выложить прорву денег. А он еще завел скаковых лошадей. Кстати, можешь смело ставить последний шиллинг на Морского Ветерка на Гудвудских скачках. Стопроцентный верняк.
- Я так и собираюсь.
- Тут промаха быть не может. Рассчитываю выиграть достаточно денег, чтобы жениться на Шарлотте. Ты ведь поедешь в Гудвуд?
- А как же!
- Мы тоже. Собираемся провести митинг прямо на ипподроме.
- Послушай, зачем так рисковать? Твой дядя наверняка будет в Гудвуде. А вдруг он тебя узнает? Он же просто рассвирепеет, если обнаружит, что ты и есть тот наглец, который честил его в парке.
- С чего это он вдруг меня узнает? Ты пошевели мозгами: несчастный паразит, живущий за счет красных кровяных телец трудового народа. Если он вчера меня не узнал, почему он должен узнать меня в Гудвуде? Что ж, спасибо за любезное приглашение, старина. Мы его с удовольствием принимаем. Как говорится, дай, и тебе воздается... Кстати, тебя, быть может, ввело в заблуждение слово "чай". Не думай, что тебе удастся отделаться тонюсенькими ломтиками хлеба с маслом. Мы - дети революции, и отсутствием аппетита не страдаем. Нам подавай яичницу, оладьи, ветчину, джем, кексы и сардины. Мы будем у тебя ровно в пять.
- Но, погоди... Я не уверен, что...
- Уверен, уверен... Как ты не понимаешь, глупая твоя голова, что тебе это здорово пригодится, когда грянет Революция? Если на Пиккадилли ты нарвешься на старину Роуботема с окровавленным ножом в каждой руке, ты сможешь ему напомнить, что когда-то угощал его сардинами. Нас будет четверо - Шарлотта, я, старик Роуботем и товарищ Бат. Боюсь, от него отделаться не удастся.
- Какой еще, к черту, товарищ Бат?
- Ты заметил вчера типа слева от меня? Такой плюгавый сморчок. Похож на вяленую треску на последней стадии туберкулеза. Это и есть Бат. Мой соперник, черт бы его побрал. Он вроде как помолвлен с Шарлоттой. До моего прихода занимал вакантную роль сказочного принца. У него голос, как пароходная сирена, старик Роуботем о нем очень высокого мнения. Но я буду не я, если не обойду этого Бата на повороте и не оставлю его с носом. Хоть голос у него зычный, ему не хватает выразительности. В свое время я был рулевым на оксфордской восьмерке, и по части выражений дам фору любому. Ладно, мне пора бежать. Послушай, не знаешь, случайно, где можно раздобыть пятьдесят фунтов?
- Может, попробовать заработать?
- Заработать? - удивленно спросил Бинго. - Мне? Нет, надо придумать что-нибудь получше. Мне позарез нужно поставить пятьдесят монет на Морского Ветерка. Ладно, до завтра. Будь здоров, старичок, и не забудь про оладьи.

Не знаю, отчего, но еще со школьных лет, с первого дня нашего знакомства, я постоянно чувствую ответственность за Бинго. Ведь он мне - слава Богу - не сын, не брат, и даже не дальний родственник. У меня нет перед ним никаких обязательств, и тем не менее вот уже многие годы я нянчусь с ним, как курица с цыплятами, и то и дело вызволяю из неприятностей. Видимо, дело в благородстве моей натуры. Его последнее увлечение меня не на шутку встревожило. Во-первых, он собирается породниться с семейством явных психов, а во-вторых, как, черт его подери, не имея ни гроша за душой, он собирается прокормить жену, пусть даже умственно неполноценную? Если Бинго и вправду женится, старик Битлшем тотчас лишит его содержания, а лишить содержания такого охламона, это все равно, что раскроить ему топором череп.
Вот почему, вернувшись домой, я позвал Дживса.
- Дживс, - сказал я, - у меня к вам просьба.
- Сэр?
- Меня беспокоит мистер Литтл. Не буду вам пока ничего говорить, завтра он приведет к чаю своих друзей, и тогда вы сами поймете, в чем дело. Все, что от вас требуется - это внимательно наблюдать и делать выводы.
- Хорошо, сэр.
- И вот еще что: припасите побольше оладий.
- Да, сэр.
- Нам потребуются также джем, ветчина, кексы, яичница, и пять или шесть вагонов сардин.
- Сардин, сэр? - содрогнулся Дживс.
- Сардин.
Последовало неловкое молчание.
- Не вините меня, Дживс, - сказал я. - Видит Бог, я тут ни при чем.
- Понимаю, сэр.
- Такие вот дела.
- Да, сэр.
Видно было, что он не на шутку озадачен.

Я давно заметил, что когда ждешь чего-то ужасного, на деле, как правило, все оказывается не так уж скверно; однако в случае с чаепитием, устроенным в честь Бинго и его друзей, это правило не сработало. С той самой минуты, как Бинго навязался ко мне в гости, меня томили самые мрачные предчувствия, и, увы, они оправдались. Самое чудовищное в этой истории было то, что в первый раз за время нашего знакомства мне довелось наблюдать, как Дживс едва не потерял самообладание. Даже в самой крепкой броне имеются щели, и Дживс чуть с копыт не слетел, когда в дверях появился Бинго в каштановой бороде по пояс. Я забыл предупредить его насчет бороды, и от неожиданности удар оказался особенно сокрушительным. Челюсть у него отвисла, он ухватился за край стола. Что меня лично нисколько не удивляет. Мне в жизни не приходилось видеть более омерзительного зрелища, чем бородатый Бинго. Дживс слегка побледнел; потом, огромным усилием воли, ему удалось овладеть собой. Но я видел, что он потрясен.
Бинго был слишком занят, представляя членов своей шайки, и ничего не заметил. Живописная у нас собралась компания, ничего не скажешь. Товарищ Бат был похож на гриб той особой разновидности, что появляются на мертвых деревьях после дождя. Для описания старика Роуботема я бы употребил эпитет "траченный молью", А Шарлотта показалась мне существом из страшного, потустороннего мира. Не скажу даже, что она была особенно некрасива. Если бы она исключила из рациона блюда с повышенным содержанием крахмала и начала заниматься шведской гимнастикой, то, наверное, могла бы стать вполне ничего. Но ее было слишком много. "Пышнотелая" и "не в меру упитанная" - вот подходящие для нее определения. Возможно, у нее было золотое сердце, но первое, что бросалось в глаза, - это золотые зубы. Я знал, что когда Бинго находится в хорошей форме, он в состоянии влюбиться чуть ли не в любую особу женского пола, но на этот раз я не в силах был найти никаких смягчающих обстоятельств.
- А это мой друг, мистер Вустер, - сказал Бинго, завершая церемонию знакомства.
Роуботем посмотрел на меня, потом внимательно оглядел гостиную, и видно было, что и то и другое произвело на него не слишком приятное впечатление. Нельзя сказать, чтобы моя квартира была обставлена с восточной роскошью, но мне удалось сделать ее достаточно уютной, и, очевидно, именно это ему и не понравилось.
- Мистер Вустер? - спросил Роуботем. - А могу я называть вас "товарищ Вустер"?
- Простите?
- Разве вы не член нашего движения?
- Ну.. э-э-э...
- Но вы всем сердцем сочувствуете Революции?
- Не сказал бы, что всем. Ведь суть революции в том, чтобы перерезать горло таким, как я, а меня такая перспектива не устраивает.
- Я над ним работаю, - вмешался Бинго. - Я с ним борюсь. Еще несколько сеансов, и он - наш.
Старик Роуботем с некоторым сомнением взглянул на меня.
- Товарищ Литтл обладает незаурядным красноречием, - признал он.
- Он просто чудо как говорит, - сказала девушка, и Бинго взглянул на нее с таким обожанием, что я чуть не треснул его по лбу от досады. И товарища Бата это замечание изрядно расстроило. Он хмуро уставился на ковер и пробормотал что-то насчет игры с огнем.
- Кушать подано, сэр, - объявил Дживс.
- Кушать, папа! - встрепенулась Шарлотта, точно старая полковая лошадь при звуке кавалерийской трубы; и все поскакали к столу.
Забавно, как люди меняются с годами. В школьные годы я без колебаний отдал бы свою бессмертную душу за яичницу и сардины в пять часов пополудни; но в более зрелом возрасте мой аппетит поутих; должен признаться, я был потрясен, когда увидел, с каким пылом дети Революции принялись метать в рот все, что было на столе. Даже товарищ Бат позабыл на время про свою печаль и был целиком поглощен яичницей, выныривая на поверхность лишь для того, чтобы попросить еще чашку чая. Вскоре у нас вышел весь кипяток, и я повернулся к Дживсу.
- Принесите кипяток, Дживс.
- Слушаюсь, сэр.
- Эй! Это что еще такое? - Роуботем поставил чашку на стол и сурово взглянул на меня. Потом потрепал Дживса по плечу. - К чему это раболепие, сынок?
- Простите, сэр?
- И не говори мне "сэр". Называй меня просто "товарищ". Знаешь, кто ты такой, сынок? Ты типичный пережиток распавшейся феодальной системы отношений.
- Как прикажете, сэр.
- У меня просто кровь закипает в жилах, когда...
- Возьмите еще сардину, - вмешался Бинго: первый разумный поступок за долгие годы нашего знакомства. Старик Роуботем взял три и забыл, что хотел сказать, а Дживс удалился на кухню. Но видно было по выражению его спины, какие чувства он испытывает.
И вот, когда мне уже стало казаться, что эта пытка никогда не кончится, чаепитие подошло к концу Я очнулся и увидел, что гости собираются уходить.
Сардины и шесть чашек чая смягчили суровость старого Роуботема. Пожимая мне на прощание руку, он взглянул на меня вполне дружелюбно.
- Позвольте поблагодарить вас за гостеприимство, товарищ Вустер, - сказал он.
- Ну что вы! Не стоит... Всегда рад...
- Гостеприимство? - фыркнул Бат, и его зычный голос ударил по моим барабанным перепонкам, точно взрывная волна от фугасной бомбы. Он мрачно уставился на Бинго и девушку, которые весело хохотали около окна. - Удивляюсь, как только у вас кусок не застрял в горле! Яйца! Оладьи! Сардины! Все это вырвано изо рта изголодавшихся бедняков!
- Ну, что вы! Как вы могли подумать!
- Я пришлю вам литературу о целях нашего движения, - сказал Роуботем. - И надеюсь, что вскоре вы примете участие в наших митингах.
Когда Дживс пришел убирать со стола, он застал лишь дымящиеся руины. Несмотря на гневные филиппики, которые товарищ Бат произнес по поводу кулинарных излишеств, он благополучно прикончил всю ветчину; а оставшегося джема не хватило бы даже на то, чтобы смазать тонким слоем последний уцелевший кусочек хлеба и положить в рот изголодавшегося бедняка.
- Ну как, Дживс, - спросил я. - Что скажете?
- Я предпочел бы не высказывать свое мнение, сэр.
- Мистер Литтл влюблен в эту женщину, Дживс.
- Я это понял, сэр. Она только что отшлепала его в коридоре.
- Отшлепала?!
- Да, сэр. В шутку, сэр.
- Боже милостивый! Я и не знал, что дело зашло так далеко. И как воспринял это товарищ Бат? Или он ничего не заметил?
- Заметил, сэр. Он присутствовал там на протяжении всей процедуры. Мне показалось, что он был вне себя от ревности.
- Его можно понять! Хорошо, Дживс, что же нам делать?
- Не могу вам сказать, сэр.
- По-моему, это уж слишком.
- Именно так, сэр.
Вот и все утешение, которое я получил от Дживса.
The Russian Wodehouse Society http://wodehouse.ru/
П.Г.Вудхауз. Товарищ Бинго


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация