Пэлем Грэнвил Вудхауз. Секретарь министра




Меня ожидала большая неприятность - я должен был отправиться погостить на три недели в Вулэм-Черсей к тете Агате. Должен признаться, что завтракал я с тяжелым сердцем.
- Дживс, - сказал я, - мне что-то невесело сегодня.
- В самом деле, сэр?
- Да, Дживс, совсем невесело.
- Сочувствую вам, сэр.
Дживс подал яйца и ветчину, и я со вздохом принялся за утренний завтрак.
- Я тщетно ломаю голову, Дживс, зачем тете Агате понадобилось меня пригласить к себе в деревню.
- Не могу знать, сэр.
- Не потому же, в самом деле, что она меня любит?
- Нет, сэр.
- Всем известно, что я ей в тягость. Каждый раз, когда, так сказать, наши пути скрещиваются, мне начинает сниться, что она гонится за мной с косырем. Она считает меня погибшим человеком и не прочь вешать на меня всех собак. Правильно я говорю, Дживс?
- Совершенно верно, сэр.
- А теперь категорически требует, чтобы я бросил все и немедленно выехал в Вулэм-Черсей. У нее, очевидно, есть на это свои причины. Неудивительно, Дживс, что у меня тяжело на сердце.
- Нет, сэр. Простите, сэр, внизу звонят.
Дживс вышел, а я со вздохом принялся за ветчину.
- Телеграмма, сэр, - сообщил Дживс, снова появляясь.
- Откройте и прочтите. От кого?
- Она не подписана, сэр.
- Вы хотите сказать...
- Что внизу нет подписи, сэр.
- Покажите.
Странная телеграмма! Вот ее содержание:

"Запомните, когда приедете сюда, необходимо
встретиться как чужие".

Мы, Вустеры, плохо соображаем, особенно за завтраком, и я совершенно не понимал, в чем дело.
- Что это значит, Дживс?
- Не могу знать, сэр.
- Написано "приедете сюда". Куда это - сюда?
- Телеграмма отправлена из Вулэм-Черсей, сэр.
- Верно. Из Вулэм-Черсей. Это кое-что объясняет, Дживс.
- Что именно, сэр?
- Это не от тети Агаты, как вы полагаете?
- Едва ли, сэр.
- Вы правы. Тогда остается предположить, что некое неизвестное лицо, проживающее там, предупреждает меня о встрече с ним. Но зачем мне встречаться с ним, Дживс?
- Не знаю, сэр.
- Почему бы мне с ним и не встретиться?
- Правильно, сэр.
- Эту жуткую тайну может разрешить только время. Подождем и увидим, Дживс.
- Совершенно верно, сэр.
Я приехал в Вулэм-Черсей около четырех часов и застал тетю Агату за сочинением каких-то писем, вероятно, каверзных, с ядовитыми постскриптумами. Она посмотрела на меня не очень благосклонно.
- Ага, вот и ты явился, Берти.
- Да, тетя, я.
- У тебя нос в чем-то выпачкан.
Я вынул носовой платок.
- Я рада, что ты приехал. Мне нужно поговорить с тобою до твоей встречи с мистером Фильмером.
- С кем?
- С мистером Фильмером, министром. Он гостит у меня. Ты, конечно, слышал о нем?
- Кое-что, - вежливо солгал я. - Я вообще не вожу знакомства с министрами и мало интересуюсь политикой.
- Я хочу, чтобы ты произвел на него хорошее впечатление.
- Постараюсь.
- Не так-то легко ему понравиться. Мистер Фильмер серьезный человек с сильным характером и терпеть не может таких разнузданных и никчемных шалопаев, как ты. Ты должен оставить свои глупые, легкомысленные выходки. Во-первых, ты бросишь курить.
- О, тетя!
- Мистер Фильмер - председатель Антитабачной Лиги. Потом ты не должен пить ничего спиртного.
- Черт возьми!
- Может быть, ты хоть в моем присутствии перестанешь употреблять жаргон пивных, бильярдных и открытых сцен? Мистер Фильмер будет судить о тебе по твоему разговору.
- Но позвольте, почему я должен производить на него хорошее впечатление?
- Потому, - ответила тетя Агата, строго взглянув на меня, - что я этого хочу.
Я вышел от нее в самом угнетенном состоянии. Спустился в сад и... неожиданно столкнулся с Бинго Литтлем.
Мы с ним старые друзья и родились почти одновременно в одной деревне, вместе учились в Итоне и Оксфорде. А с Бинго не соскучишься даже и у тети Агаты.
Но я не мог понять, как он очутился здесь. Не так давно он женился на знаменитой романистке Рози М. Бэнкс и, как я слышал, собирался уехать в Америку вместе с женой читать какие-то лекции. Он сожалел, что из-за этой поездки будет лишен возможности посещать скачки в Аскоте.
- Бинго! - воскликнул я.
Он оглянулся, и на лице его вместо радости появился испуг. Он замахал на меня руками, как семафор.
- Тсс! - прошипел он. - Ты хочешь меня погубить?
- А что такое?
- Ты получил мою телеграмму?
- Так это твоя телеграмма?
- Конечно, моя.
- Почему же ты не подписал ее?
- Я подписал.
- Ничего подобного! Поэтому я ничего не понял.
- Но ты получил мое письмо?
- Какое письмо?
- Мое письмо.
- Нет, не получил.
- Так, значит, я забыл его отправить. Я писал тебе, что приехал сюда наставлять уму-разуму твоего двоюродного братишку Томаса и что необходимо, чтобы при встрече ты делал вид, что незнаком со мной.
- Но почему?
- Если твоя тетка узнает, что я твой друг, она откажет мне от места.
- Почему?
- Как почему? Если бы ты был теткой и имел такого племянника, как ты, скажи, позволил бы ты его приятелю воспитывать своего сына?
Надо сознаться, что в словах Бинго есть доля правды. Но все же он не объяснил мне всего.
- А я думал, что ты в Америке, - сказал я.
- Как видишь, нет.
- Почему нет?
- Неважно. Нет, значит, нет!
- А зачем ты стал воспитателем?
- Опять-таки не твое дело. Есть причины. И вбей себе, пожалуйста, в голову, Берти, что нас не должны видеть вместе! Позавчера твой доблестный кузен был пойман в кустах с папиросой, и это сильно поколебало мой авторитет. Твоя тетка заявила, что этого не случилось бы, если бы я наблюдал за чертенком как следует. Если еще она узнает, что я твой приятель, все кончено. Сейчас я дорожу местом.
- Да почему?
- Не твое дело.
В эту минуту Бинго показалось, что кто-то идет, и он с непостижимой резвостью отпрыгнул от меня в лавровый куст. А я пошел к Дживсу поделиться своими впечатлениями.
- Дживс, вы помните телеграмму?
- Да, сэр.
- Ее послал мистер Литтль. Он - воспитатель моего кузена Томаса.
- Неужели, сэр?
- Не могу понять, как это случилось. Подумайте, поступить по доброй воле в дом тети Агаты!
- Странно, сэр.
- Стать воспитателем этого чертенка Томаса, шалопая и лентяя.
- Странно, сэр.
- Тут какая-то тайна, Дживс.
- Именно, сэр.
- Всего непонятнее то, что он дорожит этим местом и из предосторожности делает вид, что незнаком со мной. Без него я умру здесь со скуки. Знаете ли вы, Дживс, что тетка требует, чтобы я перестал курить?
- Неужели, сэр?
- И пить. И немедленно.
- Почему так, сэр?
- Потому что она хочет, по каким-то таинственным соображениям, чтобы я произвел хорошее впечатление на мистера Фильмера.
- Плохо, сэр. Хотя доктора утверждают, что подобное воздержание полезно. Оно облегчает циркуляцию крови, предохраняет артерии от склероза.
- Какие ослы эти доктора!
- Слушаюсь, сэр.
Так началось мое пребывание у тети, самое неприятное, какое я только помню.
Мучиться от жажды при виде коктейля, при каждой папиросе ложиться на пол и пускать дым в каминное отверстие, ощущать на себе подозрительный взор тети Агаты, сдерживаться и разыгрывать из себя приличного молодого человека перед мистером А. Б. Фильмером - через все эти муки должен был я пройти!
Я ежедневно играл в гольф с министром и, только набив себе мозоли, смог отказаться под благовидным предлогом от этого развлечения. Министр оказался одним из самых невыносимых игроков в гольф; вдобавок он все время беспрерывно разговаривал.
И вот однажды вечером, когда я обедал у себя в спальне, появился Бинго и заставил меня забыть все мои неприятности.
Когда приятель попадет в беду, мы, Вустеры, спешим ему на помощь, забывая о себе. А Бинго вошел ко мне с видом побитой кошки, только что получившей полкирпича в бок и ожидающей следующего.
- Берти, - жалобно сказал он, падая на постель, - как сегодня мозги у Дживса?
- Крепки, как всегда, надеюсь. Дживс, как ваше серое мозговое вещество? Работает вовсю?
- Да, сэр.
- Отлично, - вздохнул Бинго, - ибо мне нужна ваша помощь. Если умные люди мне не помогут, то мое имя смешается с грязью.
- В чем дело, старина? - участливо спросил я. Бинго печально поник головой.
- Я все расскажу тебе. И почему я здесь, и почему обучаю латыни и греческому этого чертенка. Я здесь, Берти, потому, что мне больше ничего не оставалось делать. В последний момент перед отъездом в Америку Рози решила, что мне лучше остаться дома и охранять ее китайскую собачонку. Она оставила мне сотни две фунтов до ее возвращения. Эта сумма, будучи разделена на равные части, обеспечивала мне и собаке довольно сносное существование. Но ты знаешь, что случилось?
- Что случилось?
- Когда в клубе к тебе подходит человек и говорит, что лошадь, на которую ты поставил все деньги, получила ревматизм и не сделает и десяти шагов от старта...
- Неужели ты поставил все двести фунтов на одну лошадь?
Бинго горько усмехнулся.
- Если ты называешь эту клячу лошадью, то да. Словом, она доползла последней и поставила меня в ужасное положение. В другое время я нашел бы способ продержаться до приезда Рози. Она - лучшая в мире женщина, но если бы ты был женат, Берти, то ты знал бы, что даже лучшая женщина устроит дикий скандал из-за проигрыша на скачках. Не так ли, Дживс?
- Так, сэр. У женщин своеобразные взгляды на этот счет.
- Необходимо было срочно придумать выход. На оставшиеся деньги я отдал собачонку в пансион на шесть недель в собачий питомник, а сам стал воспитателем.
Так вот как Бинго попал к тете Агате и Тому.
- Тебе следует вытерпеть еще несколько недель, и все устроится, - посоветовал я.
Бинго разозлился:
- Еще несколько недель! Да я со страхом выдержал два дня. Вы знаете, что моя репутация поколеблена из-за папиросы. Оказывается, поймал его и уличил не кто иной, как сам мистер Фильмер! Несколько минут назад Том сообщил мне, под секретом, что он решил мстить своему врагу самым беспощадным образом за его предательство. Я не знаю, что он затевает, но знаю, что отвечать за все буду я. Из-за Фильмера твоя тетка пойдет на все. А до приезда Рози осталось еще три недели!
- Дживс! - обратился я.
- Сэр?
- Я все понял. А вы?
- Да, сэр.
- Тогда придумайте выход.
- Боюсь, сэр...
Бинго горестно вздохнул.
- Не говорите, Дживс, что нет выхода.
- К сожалению, сэр, в данную минуту я не вижу никакого выхода.
Бинго заворчал, как бульдог, у которого отняли кость.
- Тогда, - сказал он решительно, - единственный способ - наблюдать неотлучно за этим паршивцем.
- Верно, - поддержал я. - Не спускать с него глаз,
- Дживс?
- Именно, сэр.
- Но тем не менее, Дживс, - умолял Бинго, - вы постарайтесь найти какой-нибудь выход.
- Разумеется, сэр.
- Благодарю вас, Дживс.
- Не за что, сэр.

Нужно отдать справедливость Бинго: в критические моменты он мог развить невероятную энергию. Я думаю, что целых два дня Том ни на минуту не оставался один. Но вечером тетя Агата объявила, что приедут гости играть в теннис, и я почувствовал, что теперь произойдет то, чего мы опасались.
Бинго безумно любил теннис - достаточно ему почувствовать между пальцев рукоятку ракетки, чтобы забыть обо всем существующем вне теннисной площадки. Если в середине игры вы подойдете к нему и скажете, что пантеры пожирают в саду его лучшего друга, он взглянет на все рассеянным взором и только промычит что-нибудь нечленораздельное. Я знал, что во время игры он забудет о Томасе и министре, и, одеваясь к обеду, предупредил Дживса.
- Дживс, - сказал я, - вы думали когда-нибудь о жизни?
- Иногда, сэр, в свободное время.
- Суровая штука, не правда ли?
- Суровая, сэр?
- Я подразумеваю разницу между тем, что кажется, и что есть на самом деле.
- Подтяните ваши брюки, сэр, на полдюйма выше, теперь немного опустите подтяжки. Все в порядке. Вы говорили, сэр?..
- Здесь, в Вулэм-Черсей, по внешности, мы как будто бы безмятежно проводим время. А между тем назревает гроза, Дживс. Посмотрите на министра за завтраком: с каким достоинством расправляется он с рыбой в майонезе, а над его головой нависла угроза. Как вы думаете, что с ним выкинет Томас?
- Во время нашей непродолжительной беседы, сэр, молодой джентльмен информировал меня, что он читал роман "Остров сокровищ" и ему чрезвычайно понравился один из героев, некий капитан Флинт, сэр. Несомненно, он хочет взять его за образец.
- Плохо, Дживс, плохо! Насколько я помню, капитан Флинт из "Острова сокровищ" любил прикалывать людей кортиком. Неужели же Томас хочет заколоть мистера Фильмера?
- Может быть, у него нет кортика, сэр?
- Не кортик, так что-нибудь еще!
- Мы можем только ждать, сэр, сложа руки. Галстук, сэр, немного на сторону. Если вы позволите...
- Какие там галстуки в такую минуту, когда, может быть, все благополучие и семейное счастье мистера Литтля висит на волоске?
- Тем не менее, сэр, галстук должен быть в порядке.
Я ничего не ответил, так как был слишком подавлен и рассеян.

На следующий день, с половины третьего началась игра на теннисной площадке. День выдался пасмурный, издалека слышался гром. В воздухе чувствовалось веяние грозы.
- Бинго, - сказал я, когда мы с ним начинали игру. - А что если мальчишка, воспользовавшись твоим отсутствием, выкинет сегодня какую-нибудь штуку?
- Э! - рассеянно пробурчал он. На него нашло теннисное настроение, и он сделался совершенно невменяемым.
- Я его нигде не вижу, - продолжал я.
- Что ты говоришь?
- Не вижу его.
- Кого?
- Тома.
- А что с ним?
Я махнул рукой.
Меня несколько успокаивало только присутствие министра, сидевшего между двумя дамами под зонтами. Несомненно, даже такой озорник, как Томас, не осмелится напасть на министра посреди общества. Успокоившись, я отдался игре, и мой противник, сельский викарий, был уже близок к полному поражению, когда раздался первый раскат грома и дождь полил как из ведра.
Все побежали к дому и собрались уже пить чай, как вдруг тетя Агата, выглянув из-за блюда бутербродов, спросила:
- А где мистета Фильмер?
Бутерброд вывалился из моих дрогнувших пальцев и был подхвачен любимым теткиным псом Робертом. Я начал подозревать недоброе. Фильмер не из тех, кто манкирует едой - только козни его врагов могли воспрепятствовать ему явиться к столу.
- Может быть, его захватил дождь, и он решил переждать его под деревом, - предположила тетя Агата. - Берти, поди поищи его. Да захвати для него непромокаемое пальто.
- Хорошо, - согласился я.
Я хотел во что бы то ни стало разыскать министра, живого или мертвого, но лучше, конечно, живого.
Я надел непромокаемое пальто, перекинул другое через плечо и отправился на поиски. В прихожей я увидел Дживса.
- Дживс, - сказал я. - Мистер Фильмер исчез.
- Да, сэр.
- И я должен перерыть весь сад, но найти его тело.
- Я могу сохранить ваше время и труд, сэр. Мистер Фильмер находится на островке посреди пруда, сэр.
- В такой дождь? Почему же он не идет в дом?
- У него нет лодки, сэр.
- Так как же он туда попал?
- Он переехал туда на лодке, сэр. Но Томас угнал его лодку. Он сам мне рассказал об этом. Как известно, сэр, капитан Флинт обычно оставлял пленников на необитаемых островах, и Томас решил, что самое лучшее - последовать его примеру.
- Но ведь он вымок до нитки!
- Да, сэр. Томас выразил надежду, что именно так и случится.
- Настало время действовать. За мной, Дживс!
- Следую за вами, сэр.
Мы побежали к пруду.
...Муж тети Агаты, финансист Спенсер Грегсон, недавно крупно заработал на суматрском каучуке, а тетя Агата по этому случаю купила себе имение с рощицей, цветниками, беседками и небольшим озером.
Посреди озера находился островок, а на островке - постройка, называемая Октагон. На крыше этого Октагона сидел высокочтимый мистер А. Б. Фильмер. Скоро до нас стали доноситься крики, усилившиеся по мере приближения. Потом я увидел фигуру министра, возвышающуюся над кустами на крыше Октагона. Мне показалось странным, что он не прячется под деревом, а изображает подобие фонтана.
- Немного правее, Дживс.
- Хорошо, сэр.
Мы пристали.
- Подождите здесь, Дживс.
- Слушаю, сэр. Садовник сообщил мне, что один из лебедей устроил здесь свое гнездо.
- Сейчас не время для лекций по естественной истории, Дживс, - ответил я сердито.
Дождь усилился, и я чувствовал, что начинают подмокать мои брюки.
- Слушаю, сэр.
Я стал с трудом пробираться сквозь кусты, испортил свои новые туфли для тенниса и, наконец, вышел на поляну.
Октагон представлял собой беседку, построенную, как мне передавали, дедом последнего владельца имения для уединенной игры на скрипке. Мистер Фильмер явно не заметил нашего приближения и высоким тенором вопил во всю глотку, надеясь, что его услышат в доме.
- Эй! - крикнул я.
Мистер Фильмер свесил голову с крыши.
- Эй! - завопил он, смотря во все стороны, только не туда, куда следовало.
- Эй!
- А, - сказал он с облегчением, увидев меня. Я уже готовился сказать ему что-нибудь приятное, как вдруг вблизи раздался звук лопнувшей велосипедной шины, и из кустов на меня устремилось что-то большое и белое. Я подпрыгнул и принялся карабкаться на крышу.
- Осторожней! - кричал мистер Фильмер.
Взглянув вниз, я увидел огромного злющего лебедя. Он вытянул шею и разинул клюв, точно ожидая поймать метко направленный камень.
Это подало мне хорошую мысль, и я немедленно схватил камень. Мистер Фильмер испуганно потянул меня за рукав.
- Не трогайте его!
- Но он меня трогает!
Лебедь не давал мне слезть. Дождь лил как из ведра, и я пожалел, что второпях бросил макинтош, предназначенный для моего островитянина. Я уже хотел предложить ему свой, но благоразумие одержало верх.
- Он не доберется до нас? - спросил я.
- Пробовал, но я перебегал на другую сторону.
Мистер Фильмер был толстенький, круглый человечек, и я улыбнулся, представив себе его прыжки.
- Ничего смешного нет, - обиделся он.
- Виноват.
- Он мог меня серьезно поранить.
- Можно в него бросить камнем?
- Не делайте этого! Он рассвирепеет еще больше.
- А почему бы ему не свирепеть? С какой стати мы будем оберегать его от волнений?
Мистер Фильмер переменил тему разговора.
- Понять не могу, как отвязалась моя лодка. Я ее крепко привязал.
- Да, странно.
- Я подозреваю, что это сделано умышленно.
- Ну, что вы, едва ли. Вы увидели бы злоумышленника.
- Нет, мистер Вустер, из-за кустов ничего не видно, а я отошел довольно далеко.
Я постарался переменить тему разговора.
- Не правда ли, сыро?
- Да, сыро, - обиделся мистер Фильмер. - Очень вам благодарен, что вы сообщили мне об этом.
Я решил перейти на естественную историю.
- Вам не приходилось замечать, как оригинально расположены брови у лебедей?
- К несчастью, я имел случай хорошо разглядеть лебедя, - сухо ответил мистер Фильмер.
- У него злобный взгляд.
- Совершенно верно.
- Странно, - с жаром продолжал я, - какие перемены в лебедином характере производит семейная жизнь.
- Неужели вам нравится говорить о лебедях? - рассердился мистер Фильмер.
- Это очень интересно. Я думаю, что в нормальной обстановке наш лебедь - мирная птица. Совсем ручная. И только потому, что его супруга устроила здесь гнездо, он...
Я замолчал, вдруг вспомнив про Дживса.
- Дживс! - крикнул я.
- Сэр? - раздался издалека почтительный голос.
- Это мой камердинер, - обратился я к министру. - Человек очень находчивый. Он нас выручит в одну минуту. Дживс!
- Сэр!
- Я сижу на крыше.
- Очень приятно, сэр.
- Не нахожу. Идите и выручайте нас. На нас напал лебедь.
- Сейчас, сэр.
Я повернулся к мистеру Фильмеру, с радости похожему на мокрую губку, и хлопнул его по плечу.
- Все в порядке! Дживс нас выручит.
- А что он может сделать?
- А вот увидите, - гордо ответил я. - Дживс всегда найдет выход из затруднительного положения, - удивительно умная голова.
Я перегнулся через край крыши:
- Остерегайтесь лебедя, Дживс!
- Не спускаю с него глаз, сэр.
Лебедь все еще пытался дотянуться до нас; вдруг он круто повернулся, свирепо крякнул и двинулся навстречу Дживсу.
- Берегитесь, Дживс!
- Берегусь, сэр.
Каждый начинающий карьеру юноша должен знать, как отразить атаку напавшего лебедя. Во-первых, вы хватаете брошенное кем-нибудь непромокаемое пальто. Во-вторых, вы метко набрасываете пальто на голову птицы. В-третьих, предусмотрительно захватив с собою багор, вы деликатно отгоняете птицу в кусты, потом вы бежите к лодке, захватив с собою друзей, запрятавшихся от лебедя на крышу. Таков был способ Дживса, и лучшего не придумаешь.
Мистер Фильмер показал хорошую для своих лет резвость. Через минуту мы уже сидели в лодке.
- Вы очень ловко выручили нас, друг мой, - сказал мистер Фильмер, когда мы оттолкнулись от берега.
- Старался по мере сил, сэр, - скромно ответил Дживс.
Мистер Фильмер задумался. У него был очень озабоченный вид. Даже когда я неловким движением весла обрызгал его, он не рассердился.
Мы уже приставали к берегу, как он вдруг сказал:
- Мистер Вустер!
- Что?
- Я все думаю о том, как могла отвязаться моя лодка.
- Не стоит об этом думать, мистер Фильмер.
- Я убежден, что мою лодку угнал Томас, сын хозяйки.
- Не может быть.
- Он зол на меня. И такую штуку мог проделать или мальчишка, или круглый дурак.
Мистер Фильмер пошел к дому, а я обернулся к Дживсу.
- Вы слышали, Дживс?
- Да, сэр.
- Что же теперь делать?
- Может быть, мистер Фильмер одумается и найдет, что его подозрения несправедливы.
- Но они справедливы!
- Да, сэр.
- Тогда что же делать?
- Не могу знать, сэр.
Я печально побрел к дому и доложил тете Агате о спасении министра. Потом я поднялся наверх принять горячую ванну и переодеться с головы до ног. Пока я нежился в ванне, раздался стук в дверь. Это был Пэрвис - камердинер тети Агаты.
- Миссис Грегсон поручила передать вам, сэр, что она желает вас видеть.
- Но она меня уже видела.
- Я полагаю, что она хотела бы вас видеть вторично, сэр.
- Хорошо.
Я вылез из ванны, обтерся и направился в свою спальню. Дживс разбирал мое белье.
- Дживс, - сказал я, - не дать ли мистеру Фильмеру хинина?
- Я дал, сэр.
- Чудесно. Хотя он мне и не нравится, но мне его все же жаль. А теперь, Дживс, надо что-нибудь выдумать. Мистер Фильмер подозревает Томаса, и он прав. Но если он скажет об этом тете Агате, то она прогонит мистера Литтля, миссис Литтль узнает всю правду о своем супруге, и случится черт знает что! Женщины никогда не прощают таких вещей!
- Совершенно верно, сэр.
- Так как же быть?
- Я уже все обдумал, сэр.
- Обдумали?
- Да, и замечание мистера Фильмера подало мне хорошую мысль, сэр.
- Дживс, вы молодчина.
- Благодарю вас, сэр.
- Итак...
- Я решил сказать мистеру Фильмеру, что лодку угнали вы, сэр.
Нет, он издевается надо мной! Я судорожно схватил носок.
- Что вы говорите?
- Сперва мистер Фильмер не хотел мне верить. Но мне удалось убедить его, что именно вы подшутили над ним. Томас теперь в безопасности.
Я задыхался от негодования.
- И это вы называете выходом из положения?
- Да, сэр. Мистер Литтль будет избавлен от неприятности.
- А как же я?
- И ваше положение не плохо, сэр.
- Не плохо?
- Да, сэр. Я убедился, что миссис Грегсон пригласила вас с целью устроить личным секретарем к мистеру Фильмеру.
- Что?
- Да, сэр. Пэрвис слышал их разговор об этом.
- Секретарь министра! Еще этого не хватало.
- Именно, сэр. Я так и думал. Мистер Фильмер едва ли подходящий для вас патрон. И вы должны заявить миссис Грегсон о своем отказе.
- Увы...
- Да, сэр.
- Так вот почему меня зовет тетя!
- Да, сэр.
- Дело скверно.
- Самое лучшее для вас - не встречаться с нею, сэр.
- Да, но как это устроить?
- За окном есть крепкая водосточная труба, а через двадцать минут двухместная машина будет подана к ограде парка, сэр.
- Дживс, вы правы, как всегда. Это стоит пяти фунтов, не правда ли?
- Скажем, десяти, сэр.
- Согласен и на десять. Давайте одеваться! Так. А где здесь водосточная труба?

Пэлем Грэнвил Вудхауз. Секретарь министра