Пэлем Грэнвил Вудхауз. Слоновое средство



Деревенский хоровой кружок организовал праздник и спектакль в пользу местного органного фонда. Мимо нас, сидевших с трубками у окна трактира, вдоль по маленькой уличке шествовала шумная процессия. До нас долетали обрывки гимнов, и мистер Муллинер стал заражаться праздничным настроением.
- Горе мне! Я юный и бледный викарий, - подпевал он в нос, как и полагается при исполнении старинных песнопений. - Удивительно, - перешел он вдруг на свой обычный тон. - Прямо удивительно, до чего меняются обычаи даже среди духовенства. Теперь редко встретишь юного викария.
- Верно, - ответил я. - Большинство из них здоровяки-спортсмены, верные своим университетским традициям. Я никогда не видел юного бледного викария.
- Вы никогда не встречали моего племянника Августина?
- Никогда.
- Вот он-то как раз и был этим юным и бледным помощником викария. Хотите, я расскажу о моем племяннике Августине?
В то время, - начал мистер Муллинер, - мой племянник Августин был викарием, юным и очень бледным. Еще мальчиком он чуждался всякого рода физических упражнений, а богословский факультет вытравил из него последние признаки плоти. Когда он прибыл в Нижний Брискет, он был на редкость мягкий и скромный молодой человек. Льняные волосы, бледно-голубые глаза и худоба, как у сушеной трески.
Его преподобие Стэнли Брэндон был огромный, атлетически сложенный мужчина, суровый и властный; его пылающие глаза и налитое кровью лицо могли запугать и менее пугливого викария. Достопочтенный Стэнли Брэндон студентом в Кембридже славился как боксер-тяжеловес, и Августин рассказывал мне, что в религиозных дебатах он сохранил боксерские замашки. Когда у них произошли разногласия по вопросу об украшении церкви к празднику, то Августин боялся, что получит хороший удар - нокаут.
Таков был достопочтенный Стэнли Брэндон. И к дочери такого сурового человека Августин втайне питал нежные чувства. Ах, Купидон делает героями всех нас!
Джен была очень мила и любила Августина не меньше, чем он ее. Из страха перед ее отцом они принуждены были видеться тайком. А это было очень неприятно для Августина, который, как все Муллинеры, любил говорить правду в глаза и не выносил недоговоренности и обмана. Однажды, когда влюбленные прогуливались среди Лавровых кустов в садике викария, Августин возмутился.
- Дорогая моя, - заявил он, - я больше не могу скрывать наши отношения. Сейчас я пойду к вашему отцу и попрошу вашей руки.
Джен побледнела и упала в его объятия. Она знала, что Августин рискует получить не ее руку, а пинок ногой.
- Нет, нет, Августин! Вы не должны этого делать!
- Но, дорогая, это единственный честный выход.
- Да, да, только не сегодня, прошу вас!
- Почему не сегодня?
- Потому что папа сегодня очень сердит. Он только что получил письмо от епископа с выговором за ношение излишних украшений во время службы, и это его страшно рассердило. Видите ли, он учился с епископом в одном классе и не может этого забыть. Сегодня за ужином он говорил, что покажет этому Боко-Бикертону, как делать выговор своему старому школьному товарищу.
- Но ведь епископ будет здесь завтра на конфирмации.
- Да. И я так боюсь, что они поссорятся! Как жаль, что именно этот епископ - папин начальник. Папа всегда вспоминает, что подбил ему глаз за то, что тот налил ему чернила за воротник, и это, конечно, роняет авторитет епископа в его глазах. Так вы не пойдете к нему сегодня?
- Нет, не пойду, - со вздохом сказал Августин.
- Уже поздно и сильная роса. Извольте перед сном согреть ноги и насыпать горчицы в носки! Слышите?
- Обязательно, дорогая.
- Ведь у вас слабое здоровье.
- К сожалению, да.
- Вообще, вам следует принимать какое-нибудь укрепляющее средство.
- Постараюсь. Спокойной ночи, Джен.
- Спокойной ночи, Августин.
Джен, как кролик, юркнула в дом, а Августин поплелся в свою меблированную комнату на Хай-стрит. Первое, что он увидел там, были посылка и письмо, лежавшие на столе.
Он рассеянно вскрыл письмо и прочел:

"Мой дорогой Августин!"

Он посмотрел на подпись. Письмо было от тетки Анджелы, жены моего брата Вильфреда Муллинера; помните, я как-то рассказывал вам о его женитьбе. Августин был очень дружен с тетей Анджелой.

"Мой дорогой Августин!

Я много о вас думала и не могу забыть вашего печального вида перед
отъездом. Мне кажется, что у вас острое малокровие и недостаток
витаминов. Надеюсь, что вы бережете свое здоровье.

Я все время старалась подобрать вам какоенибудь укрепляющее средство.
По счастливой случайности, Вильфред недавно изобрел его и называет
лучшим из всего, что им создано. Средство называется "Бук-У-Уппо" и
действует на красные кровяные шарики. Оно еще не выпущено в продажу, и
мне удалось украсть для вас пробный флакон из лаборатории Вильфреда.
Необходимо, чтобы вы испробовали его сейчас же. Я уверена, что это
именно то, что вам нужно.

Любящая тетя
Анджела Муллинер.

Р. S. Надо принимать по столовой ложке на ночь и утром перед
завтраком".

Августин не был суеверным человеком, но подобное совпадение поразит хоть кого. Он откупорил бутылку, налил большую ложку, зажмурился и выпил.
Лекарство оказалось довольно приятного вкуса. Оно напоминало старую подметку, вымоченную в вишневой наливке. Приняв лекарство, Августин углубился в чтение богословской книги, потом стал раздеваться.
Но как только его ноги коснулись простыни, он с раздражением обнаружил, что миссис Уордл, его хозяйка, опять забыла положить туда бутылку с горячей водой.
- Безобразие! - сказал Августин.
Ведь она знает, что он не может заснуть без горячей бутылки.
Августин спрыгнул с кровати и выбежал на лестницу.
- Миссис Уордл! - закричал он.
Ответа не последовало.
- Миссис Уордл! - заорал он так, что мелкие кусочки штукатурки дождем посыпались с потолка.
До сего времени он панически робел перед своей квартирной хозяйкой и при ней был тише воды ниже травы. Но сейчас он чувствовал прилив возбуждения и необыкновенный подъем.
В голове немного шумело, но он чувствовал в себе силу справиться с дюжиной миссис Уордл.
Снизу донеслось шлепанье туфель.
- Ну, что там еще? - раздался ворчливый голос.
Августин закричал, и снова кусок штукатурки полетел вниз.
- Сколько раз я вам говорил, - гремел Августин, - убеждал вас класть мне в постель горячие бутылки? Вы опять забыли, старая тряпичница?
Миссис Уордл грозно подняла голову:
- Мистер Муллинер, я не привыкла к подобному...
- Молчать! - ревел Августин. - Поменьше воркотни, побольше бутылок! Сейчас же тащите бутылку, или завтра я съезжаю. Когда я вобью в вашу тупую голову, что не одна вы в деревне сдаете комнаты? Еще одно упущение, и я съезжаю. Горячую бутылку! И поживей!
- Слушаю, мистер Муллинер! Конечно, мистер Муллинер! В один момент, мистер Муллинер!
- Ну, попроворней, попроворней!
- Сейчас, сейчас! - и старуха быстро зашлепала туфлями.
Через час, засыпая, Августин задумался. Не был ли он чересчур резок с хозяйкой?
Он встал, достал свой дневник и записал:

"Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю". Действительно ли я кроток?
Не знаю. Сегодня вечером я, кажется, обидел миссис Уордл, забывшую
положить мне в постель горячую бутылку. Да, искушение было сильно, и я
не смог сдержать своего гнева.

NB - Воздерж., в буд. от подобн., порывов".

Наутро, приняв утреннюю порцию лекарства, Августин раскрыл дневник и глазам своим не поверил... "Обидел. Ну, да, понятно, обидел, но ведь за дело же".
Он решительно перечеркнул вечернюю запись, написал: "Так и надо старой идиотке".
А затем пошел завтракать.
Он чувствовал себя необычайно здоровым и сильным. Средство дяди Вильфреда великолепно. До сих пор Августин и не подозревал о существовании красных кровяных шариков. Но теперь, сидя в ожидании миссис Уордл, варившей для него яйца всмятку, он чувствовал, как красные шарики бурно циркулируют во всем его теле. Они носились веселыми толпами и играли в горелки по венам и артериям. Глаза Августина блестели, и, обуреваемый радостью жизни, он даже запел псалом.
Миссис Уордл принесла яйца.
- Это что? - спросил Августин, понюхав яйцо.
- Свежее яйцо всмятку, сэр.
- Свежее, вы говорите? Может быть, даже чересчур свежее? Уж не думаете ли вы, что такие яйца могут перевариваться здоровым человеческим желудком? Идите лучше в свою кухню и выберите другие, настоящие, а не трехлетние яйца! Да поскорей!

Невероятная бодрость и жизнерадостность не покидала Августина целый день. Вместо обычного утреннего чтения Библии он надел шляпу, заломив ее на затылок, и отправился на прогулку в поле.
Возвращаясь домой, он вдруг увидел довольно редкое и любопытное зрелище - опрометью несущегося епископа. И вообще-то в таком захолустье, как Нижний Брискет, не часто можно видеть епископа; но если его и видят, то либо едущим в карете, либо во время чинной прогулки. Этот же епископ бежал сломя голову, как лошадь на скачках.
Епископ был массивным толстяком, созданным скорее для покоя, чем для бега. Он быстро пронесся мимо Августина, мелькая гетрами. Потом, очевидно, решив переменить вид спорта, бросился к одинокому дереву и взобрался на сук.
Августин скоро увидел и причину его бегства - лохматую, грязную собаку весьма свирепого вида. Она подлетела к дереву через мгновение после епископа и начала лаять и прыгать.
Августин подошел поближе.
- Небольшая размолвка с бессловесным другом человека? - спросил он весело.
Епископ выглянул из листвы.
- Молодой человек, - взмолился он, - спасите меня!
- Сию минуту! - ответил Августин. - Немного терпения.
До сих пор Августин отчаянно боялся собак, но теперь... Он быстро схватил большой камень и свистнул. Собака пустилась в бегство со скоростью сорока пяти миль в час. Епископ осторожно спустился и долго жал руку Августину.
- Вы мой спаситель! - восклицал он.
- Пустяки, пустяки, - скромно говорил Августин. - Всякий на моем месте сделал бы то же самое.
- А я уж думал, что она меня растерзает.
- От нее этого можно было ожидать. Свирепая собака!
- "Ни глаза ее не были слепы, ни силы ей не изменяли". Второзаконие, XXXIV, 7, - согласился епископ. - Не можете ли вы проводить меня в дом викария? Кажется, я немного свернул с пути.
- С удовольствием.
- Спасибо. Хотя вам лучше со мною не заходить в дом. Мне нужно серьезно поговорить со старой мясорубкой... я хочу сказать, с достопочтенным Стэнли Брэндоном.
- А мне нужно серьезно поговорить с его дочерью. Я останусь в саду.
- Вы очаровательный молодой человек, - сказал епископ. - Вы, кажется, помощник викария?
- Пока да! Но посмотрите-ка... - Августин взял епископа за рукав. - Посмотрите на дым из моей трубки.
- Вижу. Вы подниметесь высоко, прямо на вершину дерева.
- А вы уже забрались? Ха-ха!
- Ха-ха! - ухмыльнулся епископ. - Вы шельма, однако, как я погляжу.
Он потрепал Августина по щеке.
- Ха-ха-ха! - залился Августин, ущипнул епископа выше локтя.
- Но шутки в сторону! - сказал епископ, когда они вошли в сад. - В самом деле, постараюсь поощрить ваши таланты, молодой человек. Говорю вам совершенно серьезно, вполне взвешивая слова: вы отлично справились с собакой. Я всегда говорю чистую правду.
- "Правда велика есть, превыше всех вещей". Книга Ездры, IV, 41, - ответил Августин и свернул к Лавровым кустам, где обычно его ждала Джен. Епископ же взошел на крыльцо и позвонил.

Хотя Августин и условился с Джен встретиться именно в этот час, но минуты шли, а она не появлялась; Августин недоумевал. Разумеется, он не знал, что отец послал ее показывать достопримечательности местечка жене епископа. Прождав четверть часа, показавшиеся ему вечностью, Августин хотел уже уходить, как вдруг до его слуха донеслись из дома раздраженные голоса.
Он остановился. Голоса доносились из комнаты первого этажа, выходящей в сад. Окно было открыто и, подойдя поближе, Августин отчетливо услышал диалог.
В голосе викария звучала медь; так говорят боксеры, когда их рассердят:
- Значит, так?
- Так, - отвечал епископ.
- Ха-ха!
- Не знаю, кто будет смеяться последним.
Августин подошел еще ближе. Опасения Джен сбывались: школьные товарищи серьезно ссорились. Он заглянул в окно. Викарий, заложив руки за фалды сюртука, свирепо шагал из угла в угол, а епископ в оборонительной позе стоял спиной к камину.
- Кто вам, собственно, вбил в голову, что вы что-нибудь понимаете в украшениях риз? - говорил викарий.
- Это вас не касается.
- Я думаю, вы даже не знаете, что такое риза.
- Знаю.
- Не знаете!
- Знаю.
- А ну скажите!
- Риза - это...
- Риза - это, - передразнил викарий. - И вообще чего вы суете нос не в свои дела? Вы, наверно, забыли, что я знал вас мальчонкой с физиономией, вымазанной чернилами? Имейте в виду, что если я оглашу несколько забавных случаев из жизни епископа, то вас засмеют на всех перекрестках.
- Мое прошлое - открытая для всех книга.
- Так ли? - зловеще усмехнулся викарий. - А кто положил крысу в стол учителю-французу?
- А кто вылил банку варенья в постель классному надзирателю? - не вытерпел епископ.
- У кого всегда был грязный воротник?
- А кто сидел всегда в карцере? - голос епископа гремел, как орган в соборе. - А кто оставался без обеда в праздники?
Викарий побагровел.
- Я помню, как один паршивый мальчишка обожрался на праздниках индюшкой.
- Это вы объелись, а не я! Если бы вы так же заботились о своей душе, как о своем желудке, то были бы теперь на моем месте.
- Да неужели?
- Впрочем, куда там. У вас не хватило бы мозгов.
- Не одними мозгами добиваются сана! Знаем, знаем, ваше преосвященство, как вы вскарабкались на такую высоту.
- Что вы хотите этим сказать?
- Только то, что говорю. Но лучше не трогать грязного белья.
- По-че-му не тро-гать, а-а?
- Потому что противно об этом говорить.
Епископ потерял самообладание. С искаженным лицом он сделал шаг вперед. В этот момент Августин влез в окно.
- Постойте, постойте! - крикнул он.
Противники злобно посмотрели на него.
- Ну, будет, будет! - говорил Августин.
Первым очнулся викарий и яростно рявкнул.
- Что за прыжки в окно! Кто вы такой, пастор или арлекин?
Августин нисколько не растерялся.
- Пастор, - ответил он с достоинством. - И в качестве такового не могу видеть двух старших иерархов, которые, забыв свой сан, превратились в школьников. Нехорошо. Нехорошо.
Викарий с досады кусал губы. Епископ опустил голову.
- Слушайте, - продолжал Августин, кладя им руки на плечи. - И не стыдно вам, двум старым друзьям, так ссориться?
- Это он начал первый, - пробормотал викарий.
- Не все ли равно, кто начал?
- Будьте кротки, ибо кроткие наследуют землю, - поучал Августин. - Уважайте друг друга в споре. Прощайте друг другу ошибки. Вы утверждаете, - повернулся он к епископу, - что у вашего друга слишком много украшений на ризе?
- Да, утверждаю.
- Допустим. Но стоит ли двум старым друзьям ссориться из-за каких-то нашивок? Подумайте. Вы товарищи по школе, вместе учились, вместе играли, вместе проказничали. Разве вам не дорога память этих чудесных лет?
Августин подтолкнул их друг к другу:
- Викарий! Епископ! Миритесь друг с другом...
Викарий отвернулся в сторону и сморкался. Епископ полез за носовым платком. Потом тихо сказал:
- Я очень жалею. Мясорубка, что...
- Я не должен был так говорить, Боко, - пробормотал викарий.
- Но ты прав, говоря об индюшке. Я вспоминаю, что действительно я вел себя скверно.
- Но зато, когда ты положил французу крысу, старина, ты оказал огромную услугу всему человечеству. Тебя следовало тут же на месте сделать епископом.
- Мясорубка!
- Боко! Дружище!
Они обнялись.
- Прекрасно! - провозгласил Августин. - Ну, теперь все в порядке?
- Да, да, - ответил викарий.
- Все в порядке! - подтвердил епископ и, повернувшись к викарию, торжественно произнес: - Ты можешь носить украшения на ризе. Мясорубка!
- Нет, нет, теперь я вижу, что был неправ. С сегодняшнего вечера, Боко, я совсем отказываюсь от них...
- Но, послушай. Мясорубка.
- Все равно, как тебе угодно...
- Отлично, отлично! - воскликнул епископ и, помолчав, прибавил: - А теперь, друзья мои, я пойду искать мою жену. Она где-нибудь в деревне с твоей дочерью. Мясорубка.
- Вот они возвращаются домой.
- Да, да, я вижу. У тебя очаровательная дочка, дружище.
Августин потрепал епископа по плечу.
- Вашими устами глаголет сама истина. Она самая красивая, самая замечательная в мире девушка. Кстати, я был бы очень вам признателен, викарий, за немедленное согласие на наш брак. Я люблю Джен и знаю, что она разделяет мои чувства. Ну как, согласны? Тогда я сейчас же сделаю оглашение.
Викарий подпрыгнул, как укушенный. Он был невысокого мнения о помощниках викария вообще, а Августина считал одним из худших представителей этого презренного сословия.
- Что? - заревел он.
- Хорошая мысль, - сказал, улыбаясь, епископ. - Из них выйдет хорошая пара.
- Моя дочь... замужем за помощником викария?
- Ну, что ж? Ты и сам был когда-то помощником викария, мясорубка.
- Да! Но не таким!
- Правильно, я тоже не был таким, к сожалению. Я знаю только, что он самый лучший из всех известных мне помощников викария. Час тому назад он меня спас от огромной пятнистой собаки, по всей вероятности, бешеной. Молодой человек с неописуемой храбростью, как библейский Давид, вступил в бой с чудовищем и победил его!
Волнение отразилось на лице викария.
- Собака с черными пятнами?
- Да, но сердце ее было чернее пятен.
- И он ее прогнал?
- Она убежала с жалобным визгом.
Викарий смягчился.
- Муллинер, - торжественно сказал он. - Должен сказать, что это новое обстоятельство поколебало мое мнение о вас. Эта гнусная тварь раз укусила меня в ногу во время крестного хода. Я согласен, Джен ваша... И если она не будет счастлива с таким мужем, то я и не знаю, с кем вообще она будет счастлива.
Обменявшись с викарием горячими рукопожатиями, Августин с епископом вышли из дома. Епископ был молчалив и задумчив.
- Я вам очень благодарен, Муллинер, - сказал он.
- За что?
- За многое. Вы не допустили непоправимого несчастья. Не прыгни вы в окно и не вмешайтесь в нашу... гм... беседу, я бы обязательно вступил с ним в драку. Я был прямо вне себя!
- Мне кажется, что и викарий тоже готовился пустить в ход свой бокс.
- Я уже занес кулак, когда вы меня окликнули. Не знаю, что вышло бы, не прояви вы такого такта. Меня могли бы разжаловать... я не посмел бы показаться в соборе. Но, к счастью, с вашей помощью все уладилось. Поговорим о вас. Вы очень любите дочь викария?
- Очень.
Епископ нахмурился.
- Подумайте хорошенько, Муллинер. Брак - вещь серьезная. Я сам человек женатый, и брак мой благословило небо, но, ах! - иногда я жалею, что не остался холостяком. Женщины, Муллинер, странные существа.
- Возможно.
- Моя возлюбленная супруга - лучшая из женщин. И все же...
- И все же? - спросил Августин.
Епископ задумчиво почесал спину.
- Хорошо, я вам скажу. Сегодня ведь жарко, не правда ли?
- И даже очень.
- Вот видите. И все же, Муллинер, она потребовала, чтобы я надел зимнее шерстяное белье. Правдиво сказано: "Как редко золото в свином месиве, так и женщина без недостатков". Притчи Соломона, II, 21...
- Двадцать два, - поправил Августин.
- Я и хотел сказать двадцать два... Белье из толстой шерстяной фланели, а у меня очень чувствительная кожа... Будьте любезны, дорогой мой... я не могу достать между лопатками, - почешите своей палкой. Ах, как это белье колется.
- Ничего, ничего! - ответил Августин. - Мы все устроим.
Епископ горестно покачал головою, а Августин указал ему на леди епископшу, возвращавшуюся с прогулки в сопровождении Джен. Она остановилась у куста лобелии и внимательно рассматривала его в лорнет.
- Я устрою это в один момент!
Епископ схватил его за руку.
- Что вы хотите сделать?
- Поговорить с ней, и она, как рассудительная женщина, сразу же согласится. Теплое белье летом! Какая нелепость!
С сокрушенным сердцем смотрел ему вслед епископ. Мог ли он смотреть равнодушно, когда тот беззаботно бросался навстречу опасности? Его жена, правда, достойная женщина, но весьма высокомерная, а он, Августин... только захолустный помощник викария. Она только презрительно посмотрит на него сквозь лорнет.
Епископ затаил дыхание. Августин приближался к ней, и лорнет стал медленно подниматься. Епископ отвернулся и закрыл глаза.
Ему показалось, что прошла целая вечность, когда веселый голос окликнул его. Открыв глаза, он увидел Августина.
- Все улажено! - кричал Августин.
- Улажено?
- Ну, да, она просила вас переодеться в летнее белье.
- Как вам удалось ее уговорить?
- О, она была очень любезна!
- Любезна?
- Да, и согласилась. Кстати, она пригласила меня к себе на обед.
Епископ схватил его за руку.
- Ну, юноша, - сказал он взволнованным голосом, - вы достойны большего, чем приглашения на обед! Будьте моим секретарем, Муллинер, и назначьте себе жалованье сами. Если вы женитесь, то получите прибавку. Будьте моим секретарем и не покидайте меня! Я давно ищу человека вроде вас...
Уже вечерело, когда Августин вернулся домой от викария.
- Вам письмо, сэр, - почтительно доложила миссис Уордл.
Августин протянул руку.
- Мне очень жаль, но вскоре я должен буду покинуть вас, миссис Уордл.
- О, сэр... Неужели я чем-нибудь...
- Нет, не то. Епископ пригласил меня занять место его секретаря, и я должен перетащить свою зубную щетку и туфли в его дворец.
- Какое счастье, сэр! Вы, наверно, скоро станете епископом.
- Возможно, возможно, - важно процедил Августин. - А теперь я займусь письмом.
И он вскрыл письмо и прочел:

"Дорогой Августин!

Спешу уведомить тебя: торопливость твоей тетки может повести к роковым
последствиям.

Она созналась, что вчера отправила тебе пробную банку моего нового
средства "Бук-У-Уппо", взятую без моего ведома из лаборатории. Знай я
об этом раньше, я, конечно, не допустил бы ничего подобного.

Муллинеровский "Бук-У-Уппо" имеется двух сортов - А и Б. Сорт А --
приятное, но сильно действующее, укрепляющее средство для нормального
человеческого организма. Сорт Б рассчитан на организм животного и
изготовлен по специальному заказу одного индийского князя.

Как тебе, вероятно, известно, любимым занятием индийских магараджей
является охота со слонами на тигров. Часто охота бывает неудачной из-за
того, что слон пугается и обращается в бегство. И вот для излечения
слонов от панического страха мною изобретен "Бук-У-Уппо" сорт Б. Одна
ложка Б, подмешанная в утреннее пойло, заставит самого робкого слона
броситься на тигра, не боясь его когтей.

Поэтому воздержись от пробы содержимого присланной тебе банки.

Любящий тебя дядя
Вильфред Муллинер".

Некоторое время Августин провел в глубокой задумчивости. Потом встал и, насвистывая, вышел из комнаты. Через полчаса в Лондон передавалась телеграмма следующего содержания:

"Лаборатория Вильфреда Муллинера.
Письмо получил. Вышли немедленно спешной почтой заказным три больших
банки "Б". - "Да, будет благословенна корзина твоя и торговля твоя".
Второзаконие, XXVIII, 5.
Пэлем Грэнвил Вудхауз. Слоновое средство