<< Главная страница

Пэлем Грэнвил Вудхауз. Сорванец девчонка



Наружность Роланда Мореби Аттуотера, молодого, но уже известного литературного критика, ничем не выдавала обуревавших его чувств, когда он стоял у дверей столовой дяди Джо, пропуская мимо себя выходивших после обеда дам. Роланд был человек воспитанный и умел быть сдержанным.
Но теперь он был раздражен. Во-первых, он ненавидел эти пышные дядины обеды. Во-вторых, у него на рубашке было грязное пятно, которое никак не удавалось скрыть. В-третьих, он знал, что дядя Джо ждет только удобного момента, чтобы снова заговорить о Люси.
Покудахтав, как куры, дамы вереницей потянулись из столовой: тетя Эмилия, ее подруга миссис Юз-Хайэм, ее компаньонка и секретарь мисс Партлет и, наконец, в конце процессии, приемная дочь тети Эмилии - Люси, довольно миловидная, несмотря на веснушки, девица с глазами ласковой болонки. Проходя, она бросила на Роланда взгляд, полный обожания. Вероятно, так же Ариадна посмотрела на Тезея после званого обеда у Минотавра.
Закрыв двери, Роланд вернулся к столу. Дядя благосклонно посмотрел на него, придвинул к нему бутылку портвейна и начал артиллерийскую подготовку.
- Ну, как тебе понравилась сегодня Люси?
Роланд поморщился, но кратко ответил:
- Очаровательна.
- Славная девушка.
- Очень.
- Удивительно милая...
- Да.
- И такая чувствительная.
- Вот именно.
- Она совершенно не похожа на развязных, курящих папироски современных девиц.
- Согласен.
- Я имел удовольствие столкнуться сегодня с одной такой девицей, - нахмурясь, продолжал дядя Джозеф, который был городским судьей. - Привлечена к суду за быструю езду. Это их страсть.
- Женщины - всегда женщины, - отозвался Роланд.
- Нет, пока я сижу в своем участке на Бошер-стрит, этому не бывать! Или я буду их штрафовать на пять фунтов и лишать права езды.
Он задумчиво отхлебнул вина и перешел прямо к делу:
- Послушай, Роланд, почему ты не женишься на Люси?
- Видите ли, дядя...
- У тебя есть кое-какие средства, у нее - тоже. Идеально. И потом тебе нужен присмотр.
- Почему вы думаете, что я не способен сам присматривать за собой?
- Несомненно. Ты не можешь даже надеть на званый обед чистую рубашку.
- Если уж вы хотите знать, дядя, происхождение этого пятна, то я вам скажу, что получил его, спасая жизнь человеку, - с достоинством ответил Роланд.
- Ты? Где? Когда?
- Когда я шел к вам по Гроссвенер-сквер, передо мной поскользнулся какой-то прохожий. Шел дождь, и я...
- Ты гулял там?
- Да. И только я завернул за угол Дюк-стрит, как...
- Гулял под дождем? Хорошенькая прогулка! Люси никогда бы тебе не позволила такой глупости...
- Я вышел еще до дождя.
- Люси никогда бы не пустила тебя.
- Продолжать мне рассказ, дядя, или я могу идти спать?
- Э? Конечно, мой мальчик! Очень интересно. Хочу узнать все с начала до конца. Итак, шел дождь, и прохожий упал. Потом налетело, наверно, такси, и ты вытащил прохожего из-под колес. Так, так, продолжай, мой милый...
- Мне нечего продолжать, - возмутился Роланд, как оратор, тезисы которого председатель собрания изложил во вступительном слове. - Вот, собственно, и все.
- Хорошо, хорошо. А кто этот человек? Спросил ли он имя и адрес своего спасителя?
- Спросил.
- Чудесно! Один юноша как-то спас таким образом старика, а тот оказался миллионером V завещал ему все свое состояние. Я, помнится, читал об этом где-то.
- В детских хрестоматиях, вероятно.
- А твой спасенный не походил на миллионера?
- Нисколько. Он походил на того, кто он есть: на владельца зоологического магазина в Севен-Дайале.
- А-а, - несколько разочарованно протянул дядя Джозеф. - Обязательно сообщу об этом Люси. Она будет в восторге... Да, кстати, Роланд, почему ты на ней не женишься?
В планы Роланда вовсе не входило открывать старому болтуну свои сокровенные мечты, но иначе от него не отвязаться. Роланд залпом выпил стакан портвейна.
- Дядя Джозеф, я люблю другую.
- Другую? Кого?
- Разумеется, это останется между нами, дядя?..
- Конечно.
- Ее фамилия Викхэм. Вы, наверно, знаете ее семью: Викхэмы из Хертфортшайра...
- Викхэм? - злобно воскликнул дядя. - Хертфортшайрские? Правильнее сказать: бошер-стритские! Если это Роберта Викхэм, негодная рыжая девчонка, то знай, что сегодня я ее оштрафовал.
- Вы? Оштрафовали ее?
- На пять фунтов. Жалею, что не мог дать ей пять лет тюрьмы! Общественно-опасный тип. Какой дьявол свел тебя с этой девицей?
- Я встретил ее на беду. Случайно в разговоре упомянул, что я критик. Она сказала, что ее мать пишет роман. Потом я получил на отзыв книгу леди Викхэм, и моя рецензия была благоприятна. (Голос Роланда вздрогнул: только он один знал, чего ему стоил восторженный отзыв об этой ужасной книге.) Она меня пригласила к себе на дачу. Я должен завтра ехать.
- Пошли ей телеграмму.
- Какую?
- Что ты не приедешь.
- Нет, я поеду. Я ни за что не упущу такого случая.
- Не валяй дурака, друг мой! Я знаю тебя больше, чем ты сам, и скажу тебе, что это безумие - мечтать о женитьбе на такой девице. Она гнала машину со скоростью сорока миль! И это на Пиккадилли! А ты тихий, скромный молодой человек и должен жениться на такой же тихой, скромной девушке.
- Я думаю, что нас ждут дамы, - холодно ответил Роланд. - Тетя Эмилия удивляется, куда мы пропали, дядя!

...Вернувшись к себе, Роланд застал своего камердинера Брайса за укладкой чемодана.
- Укладываетесь? Отлично. Кстати, прислали из магазина носки? - Да, сэр.
- Отлично. А, вот они, - прибавил он, увидя на столе завязанную коробку.
- Не думаю, сэр, - возразил Брайс. - Эту коробку принес какой-то человек. При ней была записка. Она на камине, сэр.
Роланд взял с камина грязный конверт и брезгливо надорвал его.
- Мне показалось, сэр, - осторожно продолжал Брайс, - что в коробке что-то живое и шевелится.
- Там... змея! Этот болван прислал мне змею в знак благодарности. Чтоб его...
Послышался звонок. Брайс бесшумно исчез и, вернувшись, возгласил:
- Мисс Викхэм.
В комнату вприпрыжку вбежала девушка. Ее можно было принять за хорошенького сорванца школьника, одетого в сестрино платье. Гибкая, подвижная, как резиновая кукла, девушка поблескивала озорными глазами; из-под шляпки задорно торчал золотистый локон.
- Ого, вы уже укладываетесь! - затараторила Роберта. - Я заехала за вами на своей двухместной машине...
Она запрыгала по комнате.
- Что это такое?
Она схватила коробку и, тряхнув ее, воскликнула:
- Забавно! Там что-то шипящее...
- Видите ли...
- Роланд, - продолжала Роберта, вертя коробку, - необходимо немедленно расследовать, что там внутри. Как только потрясешь, раздается шипение. Там что-то живое.
- Ну, да, там змея.
- Змея?
- Безвредная, конечно. Этот дурень пишет в своем письме, что она не опасна. Но это безразлично. Я отошлю коробку, не распечатывая.
Мисс Викхэм всплеснула руками от восхищения:
- Кто же это вас снабжает змеями?
Роланд запнулся.
- Мне удалось... э... спасти жизнь человеку. Вчера вечером я шел по Пиккадилли и только что завернул за угол Дюк-стрит, как...
- Удивительно! - воскликнула мисс Роберта. - Я всю жизнь мечтала иметь ручную змею. По-моему, каждая...
- ...вдруг один человек...
- ...девушка должна иметь...
- ...поскользнулся на мостовой и...
- ...ручную змейку. Чудно! Сажать ее за стол, кормить из рук...
Роланд прервал свой рассказ:
- Я велю Брайсу отнести этот глупый подарок обратно.
- Обратно? - удивилась Роберта. - Но это нелепо, Роланд! Змея может пригодиться... Да, кстати, ваш дядя Джозеф - не знаю его фамилии - оштрафовал меня на пять фунтов за езду на автомобиле по Пиккадилли. Его следует проучить! Знаете, что мы сделаем? Вы позовите его сюда завтракать, а я ему в салфетку заверну змею. Чудесно! Это заставит его подумать, можно ли издеваться над беззащитными девушками.
- Нет! Это невозможно!
- Роланд, ради меня...
- Невозможно!
- Так. А вы говорили столько раз, что готовы для меня на все! Ну, в таком случае, позвольте мне бросить ее в окно на шляпу вон той старушки.
- Нет, нет, я должен отослать ее обратно.
- Отлично, значит, вы мне отказываете даже в таком пустяке? Хорошо! Ну, поедем. Где Брайс? На кухне, наверное? Я поищу его, а вы заприте чемоданы. Я отдам Брайсу эту коробку, пусть снесет ее обратно.
- Позвольте, я сам...
- Ничего; торопитесь, а то я уеду без вас.
- Но зачем вам беспокоиться?
- Никакого беспокойства, - любезно ответила мисс Викхэм.

Роланд Аттуотер, с удовольствием думавший о совместной поездке с Робертой в ее автомобиле, скоро увидел, что удовольствие это довольно сомнительное.
Роберта гнала свою машину вовсю, точно на гонках.
Когда они подлетели к дому в Скелдингс-Холл, мисс Викхэм скорчила недовольную гримасу.
- Сорок три минуты, - поморщилась она, взглянув на часики. - Неважно. Могла бы и побыстрее.
- Неужели можете? - пробормотал Роланд.
- Мы приехали как раз к чаю. Входите и будьте готовы ко всему.
Роланд вошел, ко всему готовый.
Романистка леди Викхэм была очень рада видеть автора "весьма милой заметки" - мистера Роланда Мореби Аттуотера. Она начала говорить о своих последних работах и так усердно зачитывала критика отрывками из них, что он не мог вырваться до самого обеда. Это была полная, представительная дама, не перестававшая читать монотонным голосом лекцию о своих книгах.
Раздался звук гонга.
- Неужели уже так поздно? - удивилась леди Викхэм.
Роланд осторожно ответил, что поздно.
- Ну, хорошо, - продолжала хозяйка, - мы окончим нашу милую беседу после обеда. Вы знаете, какую комнату вам отвели? Нет? Клод проводит вас. Клод, покажите, пожалуйста, мистеру Аттуотеру его комнату в конце коридора. Вы еще не знакомы? Сэр Клод Линн, мистер Аттуотер.
Оба раскланялись, но в поклоне Роланда не было особой приветливости. Последние два часа он страдал не столько от писательницы, с ее надоедливым красноречием, сколько от того, что мистер Линн монополизировал общество Роберты в дальнем углу гостиной. В течение двух часов Роланд с ненавистью смотрел на затылок Линна, наклоненный в сторону Роберты.
Более близкое знакомство с хозяином затылка не улучшило мнение Роланда о нем. Клод был красив, возмутительно красив той красотой солидного бритого брюнета, что неотразимо привлекает девушек. Особенно не нравилось Роланду его заносчивое обращение. Спокойные, уверенные взгляды и достоинство жестов Клода заставили его собеседника поеживаться и чувствовать неловкость, точно у него продраны брюки.
- Очаровательный человек! - прошептала леди Викхэм, когда сэр Клод двинулся вперед. - Прямо копия капитана Мольверфа из моего романа "Кровь заговорила". Очень состоятельный, из хорошей семьи. Чудесно играет в поло, теннис и гольф. Отличный стрелок. Член политического клуба и, рано или поздно, будет министром.
- В самом деле? - сухо спросил Роланд.

Леди Викхэм, которая после обеда увлекла Роланда в свой рабочий кабинет и принялась читать главу за главой своего нового романа, показалось, что Роланд несколько рассеян. Никто не смог бы с большим усердием занимать критика, чем она. Прочтя первые шесть глав, она стала посвящать его во все детали дальнейшего развития романа, но молодой человек как-то странно вертелся на месте, часто хватал себя за волосы и однажды даже зевнул украдкой.
Леди Викхэм стала в нем разочаровываться и не была особенно огорчена, когда Роланд стал извиняться.
- Я полагаю, - начал Роланд, - что вы не рассердитесь на меня, если я поищу мисс Викхэм... Мне... нужно поговорить с ней.
- Конечно, - ответила писательница не слишком приветливо. - Вы, вероятно, найдете ее в бильярдной. Она что-то говорила относительно партии с сэром Клодом. Сэр Клод превосходно играет па бильярде, прямо как профессионал.
В бильярдной Роберты не оказалось, зато там был Клод, который опускал в лузу с сознанием собственного достоинства шар за шаром.
- Мисс Викхэм? - переспросил он. - Она ушла полчаса тому назад, вероятно, спать.
Роланд, жаждавший общества Роберты, готов был оставаться здесь и ждать хоть до утра, но, вспомнив о ее матери, которая вот-вот может потащить его обратно в кабинет, вздохнул и тоже решил идти спать.
Только что дошел он до коридора, как появилась и Роберта, одетая в зеленое неглиже такого размера, что сердце у Роланда екнуло и он в изнеможении прислонился к стене.
- А, вот и вы... Наконец-то! - сказала Роберта.
- Ваша мама...
- Да, да, знаю, - сочувственно перебила она. - Я хотела вам только сообщить кое-что о Сиднее.
- Сиднее? Вы хотите сказать, о Клоде?
- Нет, о Сиднее, о змее. Я заходила к вам в комнату после обеда, право, совсем случайно, и видела коробку на столе.
- Как? - заволновался Роланд. - Неужели этот идиот Брайс положил коробку в автомобиль?
- Он, вероятно, не понял меня, - лукаво сказала Роберта. - Он, наверно, ошибся. Я сказала ему: "Отнесите ее назад", а он подумал "на зад" автомобиля, в помещение для багажа. А я хотела вам сказать, что все идет отлично.
- Отлично?
- Ну, да. Затем-то я и ждала вас. Я думала, что вы будете беспокоиться, когда придете в комнату и найдете открытую коробку.
- Как открытую?
- Это я ее открыла.
- Но... но зачем вы это сделали? Какая неосторожность... Змея могла выползти и...
- Ничего. Я знаю, где она.
- О, это хорошо...
- Ну, конечно! Я положила ее в постель Клоду.
Роланд рванул себя за волосы сильнее, чем при чтении шестой главы нового романа леди Викхэм.
- Что... вы говорите?
- Положила в постель Клоду.
Роланд испустил горестный вздох, как старая загнанная лошадь.
- Положили... в постель Клода?
- Да, положила в постель Клода!
- Но... зачем же?
- А почему бы и нет? - резонно возразила Роберта.
- Но... ах, ты. Боже мой!
- Вы что-то хотели сказать?
- Но... он же испугается!
- Ну так что же? Я читала о подобном случае в вечерней газете. Испуг - неплохая штука. Известно ли вам, что страх возбуждает секреторную деятельность тероидных, супраренальных и питуитарных желез? Да, возбуждает. Подхлестывает их. Это хорошее тоническое средство. Право же, Клод не получил бы такой пользы от дневного пребывания на берегу моря, как от работы желез, которая начнется, когда он наступит голой ногой на Сиднея... Спокойной ночи!..
Роланд машинально вошел к себе, опустился на кровать и погрузился в самые мрачные размышления.
С одной стороны, проделка Роберты радовала его: значит, Клод ей не нравился. Трудно предположить, что увлечение мужчиной могло бы начаться с подкладывания ему в постель змеи. Несколько минут он наслаждался этой мыслью, и на губах его мелькнуло нечто вроде улыбки.
Хотя он ничего не имел против того, чтобы Клоду положили в постель змею, но его беспокоила мысль, что могут догадаться, откуда взялась змея. Вероятно, когда вносили коробку, змея шипела. Улики налицо.
Роланд поднялся. Он решил пойти в комнату Клода и унести змею обратно.
Он открыл дверь и прислушался. Ни один звук не нарушал тишину дома. Роланд вышел в коридор.
Как раз в этот момент Клод Линн поставил на место кий, надел пиджак и покинул бильярдную.

Бывают случаи в жизни, когда надо действовать быстро и решительно или совсем не браться за дело. К таким случаям надо отнести извлечение змеи из постели малознакомого человека. Роланд стоял перед дверью и колебался. Всю жизнь он боялся пресмыкающихся. Даже в школе, когда товарищи забавлялись лягушками и червями, Роланд содрогался от отвращения при одной мысли о белой мыши... Нащупать скользкое тело змеи под простыней, схватить ее за хвост и нести в руках... Какая гадость!..
В эту минуту издалека послышались шаги Клода. По природе Роланд не был находчив, но при таких обстоятельствах и ребенок догадался бы. В глубине комнаты Клода стоял большой шкаф с полуоткрытой дверцей. Роланд влез в шкаф и запрятался среди костюмов как раз в ту минуту, когда Клод появился на пороге.
В шкафу, набитом висящими пиджаками, визитками, брюками, было тесно и душно. Роланд запрятался между дождевым плащом и брюками для гольфа.
Настала странная тишина. Роланд чутко прислушивался, что делает владелец брюк.
Сперва Клод был вне поля зрения Роланда. Но, осторожно подвинув влево одну половину брюк, он поймал его в фокус и увидел, что Клод, почти голый, стоя перед открытым окном, занимался вечерней гимнастикой.
Роланд вздрогнул, но совсем не от стыдливости. Клод Линн был сложен атлетически, чего нельзя было предположить, когда он был одет. И теперь он демонстрировал свою силу. При вздохе грудь его надувалась, как бочонок, а бицепсы, к своему огорчению, Роланд нашел похожими на змей. Они надувались и скользили под кожей, как, вероятно, Сидней скользит сейчас под одеялом.
Если был человек, в комнате которого не хотел бы очутиться Роланд при обстоятельствах, не исключающих физическое воздействие, то этим человеком был сэр Клод Линн. Глядя на него, Роланд невольно содрогнулся и задел вешалку, которая с грохотом полетела вниз.
Настал момент жуткой тишины. Потом брюки, прикрывавшие Роланда, были сорваны могучей рукой, которая, как щупальца спрута, вцепилась ему в волосы и стала медленно извлекать его из шкафа.
- Ох! - сказал Роланд, вылезая из шкафа, как бабочка на конце булавки.
Узнав Роланда, Клод поспешил натянуть пижаму цвета "мов" с разводами. Вид Клода в таком одеянии был до того нелеп, что Роланд вместо извинений и объяснений остался стоять с отвисшей челюстью. Волосы его пострадали от гардероба и руки Клода Линна и стояли дыбом. При виде его в голове Клода мелькнула догадка. Он вспомнил взъерошенный вид Роланда, когда тот вошел в бильярдную. Вспомнил, что после обеда Роланд таинственно исчез, даже не попытавшись поговорить с Робертой. Дело ясно: молодой человек пьян.
- Убирайтесь! - сказал он, ведя Роланда за рукав к двери.
Клод был корректный человек и не любил скандалов.
- Ступайте лучше спать. Я надеюсь, что вы найдете свою комнату. Она в конце коридора; если вы забыли, я могу вас проводить.
- Но, послушайте...
- Очень печально, что такой приличный молодой человек мог допиться до потери сознания.
- Послушайте же!
- Тс! Без криков! Не орите на весь дом. Если вы еще откроете пасть, я расшибу вас на мелкие кусочки. Не орите в коридоре! - грозно сказал Клод, выпроваживая Роланда.
Роланд остановился в нерешительности. Что делать?
Потом, подумав, он пошел к своей комнате.
Вдруг в тишине ночи раздался дикий вопль. Клод Линн вылетел из спальни с криком:
- Скорее ружье! Несите ружье!
Коридор мгновенно наполнился живописно одетыми людьми, точно ожидавшими знака помощника режиссера для появления из всех дверей и углов. Среди присутствующих выделялись: леди Викхэм в голубом, Роберта в зеленом, трое мужчин в простынях, горничная в бумажных папильотках и дворецкий Симмонс в полном костюме.
Все наперебой спрашивали, что случилось.
- Змея? Какая змея? - интересовалась леди Викхэм.
- Змея!
- В вашей постели?
- В моей постели!
- Странно! - развела руками хозяйка.
Безумный взгляд Клода Линна, блуждая по коридору, остановился на Роланде, старавшемся из скромности скрыться на заднем плане.
- Вот он! - воскликнул потерпевший, грозно уставив палец на Роланда.
Леди Викхэм пожала плечами.
- Дорогой Клод, - сказала она нетерпеливо, - вы не логичны. Минуту назад вы говорили, что в вашей комнате была змея, а теперь вы утверждаете, что был человек. Разве вы не узнаете мистера Аттуотера? Зачем ему забираться в вашу спальню?
- Я вам скажу, что он делал! Он положил мне в постель змею! Я нашел его там!
- Нашли его там? В постели? Мистера Аттуотера?
- В шкафу, где он спрятался. Я его вытащил.
Все взоры обратились на Роланда, а он с тоской смотрел на Роберту. Конечно, совесть не позволяла ему выдать девушку, но она решила выступить, чтобы снять недостойное подозрение с Роланда.
- Но откуда взялась змея у мистера Аттуотера? - не сдавалась леди Викхэм. - Он известный литератор, а известные литераторы не берут с собой змей, отправляясь с визитом.
Новый персонаж вмешался в дискуссию:
- Прошу прощения, миледи, - важно заметил Симмонс. - Я уверен, что змея мистера Аттуотера. Томас, приносивший его вещи, утверждает, что в одной коробке что-то шевелилось и шипело.
Роланд видел, что надо оправдываться, но не находил нужных слов. Он отступил назад. Открытая дверь спальни за спиной провоцировала его к бегству. И Роланд не удержался от искушения.
Одним прыжком он очутился в спальне и захлопнул за собой дверь.
Голоса за дверью загудели. Слов нельзя было различить, но тон был определенный. Затем наступила тишина.
Роланд сидел на постели, бессмысленно уставившись на дверь. Стук вырвал его из состояния транса.
- Кто там? - воскликнул Роланд. Глаза его дико блуждали. Он готовился подороже продать свою жизнь.
- Это я, Симмонс.
- Что вам надо?
Дверь слегка приоткрылась, и в щель просунулась рука с серебряным подносом, на котором лежало что-то шипящее и извивающееся.
- Ваше животное, сэр, - послышался голос Симмонса.

Роланд без сил опустился на постель. Все было тихо. Враждебные силы за дверью нанесли последний удар и успокоились. Иногда где-то далеко старинные часы отбивали четверти. Затем послышался легкий царапающий звук, точно жук-древоточец.
Кто-то осторожно шевелился за дверью.
С мужеством отчаяния Роланд распахнул ее. На пороге стояла Роберта в зеленом капоте. Он с неприязнью посмотрел на нее.
- Я думаю, что мне следует сказать вам кое-что, - прошептала она.
- В самом деле? - сухо спросил он.
- Я хочу объяснить...
- Объяснить?..
- Да, я должна это сделать. Видите ли, дело было так: Клод сделал мне предложение...
- А вы положили ему змею в постель. Ну, конечно, вполне естественно.
- Видите ли, он так самодоволен, солиден и полон сознания собственного достоинства, что мне захотелось увидеть его в... ну, в обыкновенном человеческом состоянии... вы понимаете?
- И опыт оказался удачен?
Роберта задумчиво шевельнула туфелькой.
- Не знаю, как сказать. Во всяком случае, я не выйду за него замуж.
- По-моему, Клод держался...
- Он прыгал, вы помните? Прыгал, как кузнечик... Нет, между нами все кончено.
- Смею узнать почему?
- Пижама, друг мой. Как только я увидела его в пижаме, я сказала себе: свадьбе не бывать! Я слишком опытна, чтобы полюбить человека в пижаме цвета "мов". Но все же я боюсь, что мама на вас сердится.
- Неудивительно.
- Ничего. Зато вы можете разругать ее следующий роман.
- Непременно, - подтвердил Роланд, вспомнив свои недавние муки при выслушивании романа леди Викхэм.
- Но вам лучше с ней не встречаться. В три пятнадцать в Лондон отправляется первый молочный поезд. В Лондон он приходит в шесть сорок пять.
- Я поеду.
Роберта приблизилась на шаг и ласково сказала:
- Роланд, вы молодчина! Вы не выдали меня. Спасибо!
- Не за что!
- Мог подняться ненужный шум. Мама отобрала бы у меня автомобиль...
- И хорошо бы сделала...
- Мы скоро увидимся. На следующей неделе я буду в Лондоне, и мы куда-нибудь с вами отправимся... Роланд пристально посмотрел ей в глаза.
- Я вам напишу, - сказал он.

Сэр Джозеф Мореби завтракал рано. Было пять минут девятого, когда он вошел в столовую, где его ожидали яйца с ветчиной, и увидел, к своему удивлению, Роланда.
- Роланд! - воскликнул дядя. - Откуда ты? Разве ты не уезжал?
- Уезжал.
- Тогда почему же...
- Дядя Джо, - сказал Роланд, - вы помните наш разговор? Как вы думаете, Люси не откажет мне, если я попрошу ее руки?
- Она любит тебя уже лет пять!
- Она сейчас здесь?
- Она встает в девять.
- Я подожду.
Дядя Джозеф раскрыл объятья.
- Поздравляю!..

В десять минут десятого дядя Джозеф вошел в гостиную. Он думал, что она пуста, но ошибся. У окна в кресле развалился Роланд. У его ног сидела Люси и восторженно заглядывала ему в глаза.
- Да, да, - щебетала она. - Как чудесно! Продолжайте, мой дорогой!
Дядя Джозеф удалился на цыпочках. Роланд рассказывал.
- Шел дождь, - услышал дядя, - и как только я завернул за угол Дюк-стрит...
Пэлем Грэнвил Вудхауз. Сорванец девчонка


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация